Лев Оборин (trepang) wrote,
Лев Оборин
trepang

Categories:

Джамбли. Донг со Светящимся Носом

Однажды Виктор Меламед предложил мне сделать новый перевод «Джамблей» и «Донга со Светящимся Носом» Эдварда Лира: его в ту пору студентка Катя Рондель сделала дипломную работу — книгу по двум этим великим стихотворениям. Книга эта вот. Мы долго обсуждали, как было бы здорово ее опубликовать, но так это и не случилось. Но я хочу выложить здесь свои переводы и эту красивую книгу Кати. Вдруг ей еще повезет.

Эдвард Лир
ДЖАМБЛИ


I.

Вышли в море они в решете, о да,
  Уплыли они в решете.
Не послушав советов пугливых друзей,
В непогоду уплыли за семь морей,
  Уплыли они в решете.
Понеслось решето средь бурливых вод,
«Вы пойдете на дно!» — закричал народ,
А в ответ услыхал от них: «Ну и что!
Даже пусть небольшое у нас решето,
  Мы будем плыть в решете!»
    Волны сильные, волны суровые,
      позади страна остается та,
        где живут синерукие, изумрудноголовые
          Джамбли, морестранники решета.

II.

Плыли в море они в решете, о да,
  К дальней цели наверняка.
Был их парусом нежно-зеленый платок,
снастью был тесемочный лоскуток,
  Мачтой — трубка для табака.
Говорили те, кто встречал их в пути:
«Далеко по морю им не уйти:
Скоро ветру дуть, скоро буре быть,
Решету не под силу так долго плыть,
  Их потопит наверняка!
    Волны сильные, волны суровые,
      позади страна остается та,
        где живут синерукие, изумрудноголовые
          Джамбли, морестранники решета.

III.

Вскоре дало течь решето, о да,
  Решето все же дало течь.
Мореходы, увидев, что дело дрянь,
Обернули ноги в бумажную ткань,
  Чтобы их от воды сберечь.
Спать они отправились в винный кувшин
И себя хвалили все как один:
«Пусть и ветру дуть, пусть и буре выть,
До чего в решете нам привольно плыть!» —
  Вот какую держали речь.
    Волны сильные, волны суровые,
      позади страна остается та,
        где живут синерукие, изумрудноголовые
          Джамбли, морестранники решета.

IV.

И всю ночь они плыли вперед, о да,
  И до бурых гор добрались.
В решете судовой, разгоняющий тьму,
Колокольчик звенел, и как эхо, ему
  Они песней отозвались:
«Динь-ли-ли! Мы скоро исполним мечту!
Так хвала кувшину, хвала решету!
Пусть луна озаряет морской простор,
Пусть несет нас парус к отрогам гор,
  наконец мы до них добрались!»
    Волны сильные, волны суровые,
      позади страна остается та,
        где живут синерукие, изумрудноголовые
          Джамбли, морестранники решета.

V.

Плыли в Западном море они, о да,
  И увидели берег лесной.
Там купили припасов в обратный путь,
И сову, и свинью, и риса чуть-чуть,
  И пчелиный серебряный рой.
И зеленых галок, и шимпанзе,
У которого лапы все из безе,
И бочку доброго Ринг-бо-Ри,
  И пахучий сыр со слезой.
    Волны сильные, волны суровые,
      скоро вновь страна покажется та,
        где живут синерукие, изумрудноголовые
          Джамбли, морестранники решета.

VI.

Через двадцать лет воротились они,
  Через двадцать с излишком лет.
И судачил народ: «Как они подросли!
Они видели бездны Кошмасной Земли,
  Меловаренных Гор хребет!»
И кормили их, и поили их,
И варениками обносили их,
И смекали так: «Раз пошло на то,
Заведем и мы себе решето
  И на нем повидаем свет!»
    Волны сильные, волны суровые,
      посреди страна раскинулась та,
        где живут синерукие, изумрудноголовые
          Джамбли, морестранники решета.


(Оригинал)


ДОНГ СО СВЕТЯЩИМСЯ НОСОМ

Ужасный мрак с тишиною сошли
на просторы равнины Гарамбули;
  непроглядны владенья зимы,
на земле разлеглись снега,
злые волны бьют в берега;
  все окутаны тучей Хрумые Холмы,
беспросветная ночь долга.

Но вот! продвигается, небыстра,
точно малая искорка из костра,
  и пронзает угольный гнёт
точка, яркая, будто след
метеоров или комет,
  и то здесь засияет, то там сверкнёт
ее нарастающий свет.

Медленно движется сквозь темноту,
Дрожа и подскакивая на лету;
наконец выхватывает из мглы
мощных деревьев бонг стволы.
И те, кто не спит и глядит в упор
с плато и уступов, холмов и гор,
кричат, посмотрев на деревья бонг:
«Это Донг! — Это Донг! —
  крик летит по лесам и утесам. —
Это он! — Это он!
  Это Донг со светящимся Носом!»

Когда-то бродил
он беспечно по летним лугам,
но девушку-джамблю он полюбил,
приплывшую к их берегам.
В решете приплыли Джамбли, о да,
судно их увидала Зерская Гряда
  и Моллюзкий Залив приютил.
Был повсюду веселый гам,
пели в каждом углу заповедной земли
эту песню, что гости с собой привезли:
    Волны сильные, волны суровые,
      посреди страна раскинулась та,
        где живут синерукие, изумрудноголовые
          Джамбли, морестранники решета.

Что за счастливые были дни!
В едином кругу пировали они.
  Донг играл им на дудке печальный гавот,
  и всю ночь водили они хоровод —
то в свете луны, то в тени.
День и ночь неотступно он был при ней,
при зеленоволосой любимой своей,
чьи руки синели, как воды морей.
Только скоро злосчастное время пришло,
когда Джамблей домой решето унесло.
И покинутый Донг все сидел на песке,
глядя, как уменьшается вдалеке
парус нежно-зеленый на фоне небес;
наконец этот парус исчез.
Так весь день он сидел, точно к месту прирос,
песню Джамблей себе напевая под нос:
    Волны сильные, волны суровые,
      посреди страна раскинулась та,
        где живут синерукие, изумрудноголовые
          Джамбли, морестранники решета.

Но в конце концов, на закате дня
  Донг поднялся вновь и изрек:
«Малый разум, который был у меня,
  из моей головы утек!»
Он скитальцем сделался с этих пор,
он бредет по болотам, отрогам гор
и твердит: «Где-нибудь, в неизвестном краю
я найду ненаглядную джамблю мою!
Я готов блуждать до конца моих дней,
лишь бы встретиться с милой джамблей моей!»

Его дудка, взвизгивая, поет,
он скитается сутками напролет;
темнота не смущает его ничуть:
чтобы в ней освещать себе путь,
он из лыка дерева Стоерос
смастерил себе дивный, громадный нос —
  любо-дорого было взглянуть!
Он кармином ярким его расписал,
он шнурками его к голове привязал,
на конце устроил большую клеть,
чтобы мог фонарь посередке висеть;
  плотной марлей ее оклеил,
чтобы ветер внутри не веял,
и чтобы в отверстия били лучи,
озаряя округу в ночи.

И каждую ночь блуждая один,
Донг рыщет среди необъятных равнин,
И всюду, где путь опасен и мглист,
слышен дудки его заунывный свист,
покуда напрасно между теней
он идет за любимой джамблей своей
босым и простоволосым,
Донг со Светящимся Носом!
И те, кто не спит и глядит в упор
с плато и уступов, холмов и гор,
кричат, завидев трепещущий свет,
родню метеоров или комет:
  «Смотрите вперед — опять он идет,
  идет по лесам и утесам!
    Это он! — Это он!
   Вон, глядите, вон!
  Это Донг со Светящимся Носом!»

(Оригинал)


Tags: заглавия из двух частей и с точкой, книги, переводы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment