?

Log in

ТРЕПАНГ [entries|archive|friends|userinfo]
Лев Оборин

[ userinfo | юзеринфо ]
[ was written | было написано ]

Links
[Links:| вконтакте facebook ask.fm twitter журнальный зал литкарта литрадио openspace википедия thequestion ]

Четыре песни ноября [Dec. 1st, 2016|03:49 pm]
Лев Оборин
[Tags|, , ]







Linkкомментируйте

(no subject) [Nov. 20th, 2016|08:52 pm]
Лев Оборин
[Tags|]

***
уместность даров — как перья коров
но хитрое личико н.:
найдется дурак который за так
подарит ей имя и член

с тарелок едят рагу из котят
из вазы дурманит репей
с облавы отец привез поставец
и черные джинсы replay

уплачен налог и высекли слуг
от брата прислали рукав
и соком земли наливается луг
и смотришься — как хороша! — в

поднос
Linkкомментируйте

(no subject) [Nov. 20th, 2016|08:52 pm]
Лев Оборин
[Tags|]

***
Масляные зигзаги света на козырьках, сиротки-снежинки, прибившиеся к околышам. Государь император командует бис, и все повторяется: впервые в этой вселенной, до волосков, до фотона. Чудесное изобретение, господин Дагер, жалую вам тысячу золотых. Бис, еле слышно шепчет изобретатель.
Linkкомментируйте

Динец. Барнетт [Nov. 14th, 2016|06:49 pm]
Лев Оборин
[Tags|, , , , , , ]

Написал о «Песнях дракона» Владимира Динца. Увлекательная книга!

***
А тем временем скоро в «Культуре повседневности» — фантастически интересная книга «Джин. История напитка» в блестящем переводе Светланы Силаковой. Перегонные кубы алхимиков, детоубийства ради глотка скипидарного пойла, сатирические очерки Диккенса и Бонд, Джеймс Бонд. Книга для просто любителей выпить и для топовых миксологов. Спрашивайте на «Нон-фикшне»!
Linkкомментируйте

Ответ на замечания Евгения Абдуллаева [Nov. 1st, 2016|03:49 am]
Лев Оборин
[Tags|, , , , ]

Евгений Абдуллаев в новой статье об учебнике «Поэзия» много цитирует мой текст об этом учебнике на «Кольте» и задает к этому тексту вопросы. В частности, цитируя мои слова о том, что принцип выстраивания «хрестоматийной» части учебника «позволяет отойти от до сих пор превалирующей в образовании концепции литературы как истории гениев», он пишет: «Все это звучало бы убедительно, если бы названным принципом авторы „Поэзии“ руководствовались не только при представлении современной поэзии, но и поэзии двух предшествующих столетий. <...> Если бы из русской поэзии первой половины XIX века цитировался не только Крылов, Батюшков, Пушкин, Лермонтов, Баратынский, Дельвиг, Языков... а наравне с ними — Сомов, Бороздна, Подолинский, Розен, Бенедиктов».

Это соображение я почти готов принять: мне было бы очень симпатично присутствие в учебнике стихотворений Розена и Бенедиктова — хотя в нем вообще-то есть Федор Туманский. Но дело в том, что эти «малые», ныне прочно забытые поэты XIX века, за исключением, может быть, Бенедиктова, легко относимы к поэтическим течениям этого века; они не сделали в нем находок, повлиявших на развитие поэзии. В каком-то смысле это вина канона: говоря о прошлом, большинство из нас мыслит каноном, движется по тем руслам, которые он проложил. В ситуации с современностью у нас есть счастливая возможность этого не делать. Больше того, ситуация современной поэзии — экстенсивна. Это постоянный поиск обновления языка и смысла. Большинство поэтов XIX века не мыслили в этих категориях. Те, которые мыслили, остались в памяти. Сейчас этими категориями мыслят почти все, возможна даже сознательная работа с архаикой как новаторство. Это не значит, что все они равновелики Пушкину, Тютчеву и Блоку: это значит, что мир усложнился, в нем работает множество людей, результаты их работы различны и достойны внимания. В учебнике нигде не сказано, что его задача — сформировать новый канон: тот канон, который сложится «для широкого читателя», все равно оставит за бортом множество имен. Выбранная форма хрестоматии действительно может произвести подобное впечатление — но, по-моему, чтобы оно у кого-то возникло, этот кто-то должен быть заранее убежден в том, что цель составителей — пропихнуть своих друзей и знакомых в ряды гениев. Такая предубежденность у Абдуллаева есть.

«Снова думаешь — неужели талантливый критик (а Оборин — критик талантливый и думающий) не видит, что как раз присутствие „героев безусловного русского поэтического пантеона“ бок о бок с „актуальщиками“ и служит легитимизации последних?», — пишет Абдуллаев. На добром слове спасибо, но нет, не вижу. Точнее — да, вижу, но не в том смысле, в каком это представляется Абдуллаеву. Перед нами не разговоры о новых гениях, а примеры того, как существуют в современной поэзии те или иные жанры, формальные приемы, мотивы, авторские позиции, политическая/социальная ангажированность, нарративность и т.д. Все эти проблемы современны, и учебник легитимизирует разговор о них. Читатели учебника ведь читают его сейчас, правда? Задача ведь не в том, чтобы научить их писать «под XIX век» (учебник вообще не учит писать) и не в том, чтобы научить не читать дальше XIX века?
Абдуллаев пишет о текстах-примерах презрительно: «все эти опусы Рымбу, Скандиаки, Сафонова, Бородина, Чарыевой», а то и «Гатины и Барсковы», вот так, во множественном числе. Спасибо, что с прописной буквы. «Многие имена из авторов, печатающихся в „Воздухе“, мне вполне симпатичны — Херсонский, Фанайлова, Ровинский, Симонова, Порвин, Банников», — примирительно сообщает Абдуллаев. Если честно, я сомневаюсь, что он смог бы убедительно показать, чем Бородин и Чарыева хуже Порвина и Банникова. Но дело не в этом, а в том, что эта самая симпатия противоречит абдуллаевскому посылу: все заполонил «Воздух», деваться от него некуда. Абдуллаев убежден, что весь учебник затеян с целью легитимации авторов круга «Воздуха» — его удивляет только то, что «Воздух» отказывается в этом признаваться. Такое впечатление, что авторы журнала «Воздух» только в этом журнале и печатаются. В «Октябрь» или «Знамя», в зарубежные журналы и издательства Дмитрий Кузьмин, надо думать, кооптирует их по квоте. Отличный пример демонизации.

Отсекать в современном учебнике современную поэзию из тех соображений, что перед нами учебник, — примерно то же самое, что отсекать в учебнике по медицине или астрономии новейшие достижения в этих дисциплинах: дескать, генетическая инженерия — это все еще не проверенные финтифлюшки, а что Вселенная расширяется с ускорением, это еще бабушка надвое сказала. Во время обсуждения учебника на телеканале «Культура» Алексей Алехин вообще сообщил, что, по его мнению, вхождения в канон достойны авторы, со смерти которых прошло 50 лет. Если так, то мы только в этом году наконец узнали, что Анна Ахматова великий поэт и достойна быть «включенной в канон», а Бродскому придется еще тридцать лет подождать. Непонятно только, зачем с такой позицией вообще издавать журнал современной поэзии.

Впрочем, основная претензия Абдуллаева выявляется в конце его текста: «Круг „Воздуха“, точнее, его постоянные авторы, на мой взгляд, не модернисты и не наследники модернистов. Наследуют они совершенно иной традиции в русской литературе. Тоже, правда, достаточно почтенной. Это линия ученой поэзии, возникающей на стыке между стихотворством и научными — чаще всего филологическими — занятиями. <...> Востребован был другой тип поэзии, менее изощренный, более „демократичный“... Его „первые поэты“ и составляли национальный канон поэзии».

Иными словами: больно много умничают, слишком сложно пишут, а нужно по-простому. Непонятно, кого тут больше обижает Абдуллаев. Так и не названный круг «постоянных авторов»? (Это кто — Гали-Дана Зингер? Айзенберг, может быть, или Андрей Родионов? Или Полина Барскова, которая, да, ученый-филолог, но странно не видеть, что ее тексты — это не крючкотворство схолий, а попытка дать голос тем, у кого его отняли?) А может быть, тех самых классиков из национального канона? Большинство из них вообще-то были прекрасно образованными людьми — да-да, и Есенин тоже. То, что у них не было кандидатских корочек, не значит, что они не были филологами. Ахматовская пушкинистика занимает целый том собрания сочинений. Мандельштамовская критика устроена посложнее 90% сегодняшних эссе о литературе. Таким образом, претензия Абдуллаева тут — даже не в том, что напихали черт-те кого, а в том, что не напихали кого надо. Ну и где тогда имена этих современных демократов, претендующих на национальный канон? И почему в сложное время (слово «сложное» здесь безоценочно) канон должен быть упрощенным? И почему бы не поговорить о том, возможен ли такой канон вообще? Это вопрос, который учебник «Поэзия» предполагает, а Евгений Абдуллаев — кажется, нет.
Linkкомментируйте

Четыре песни октября [Oct. 31st, 2016|08:43 pm]
Лев Оборин
[Tags|, , ]







Linkкомментируйте

(no subject) [Oct. 28th, 2016|08:16 pm]
Лев Оборин
[Tags|, ]

***
— Говорят, вы трахали сипух?
(Голос от волнения потух.)

— Был солдатом. Был натуралистом.
Разводил костер особым свистом.
Ночевал в овраге, полном змей.
Врачевал абсцессы у тунгусов.
Различаю сорок девять вкусов
Найденных в зобу гуся камней.
Строил дом из палок и говна.
Пробирался с гирями в слоновник.
Знаю, где какая глубина
В Ориноко, как толочь саговник,
Поджидал в засаде леопарда,
Ел в тайге в лихие холода
Мясо заблудившегося барда,
Но сипух не трахал. Никогда.
Link2 |комментируйте

(no subject) [Oct. 26th, 2016|06:08 pm]
Лев Оборин
[Tags|]

***
Короли, мастера сторителлинга.
Их бастарды-наследники, гимнасты ритейла.
Вещи, помнящие
                       перебор их пальцев, нежно
сопротивлявшиеся биению
                                       голубых потоков,
оседают на полках
                             подруг, камергерских внучат,
грешат, опускаются, с тамошним
                                воздухом в морганатическом браке,
рассеваются копиями,
                              падают в миски умишек,
скверный свинец на школьных страницах
                                                 тщится золото передать —
спасает его. О, спаси нас, свинец —
кто последний?
                   Мужчина, у нас тут в порядке престолонаследия,
строго по номерам!
Linkкомментируйте

(no subject) [Oct. 19th, 2016|10:16 am]
Лев Оборин
[Tags|]

***
В Стратфорде умер Шекспир, а в Мадриде Сервантес,
а у меня распаялся фонарь,
чашка разбилась, подарок,
приходили напомнить про долг неприятные люди,
да, говорят, за речкой неможется овцам —
как бы не мор.
Что за день непутевый!
Linkкомментируйте

Четыре песни сентября [Oct. 1st, 2016|03:51 am]
Лев Оборин
[Tags|, , ]







Link1|комментируйте

Несколько фейсбучных заметок [Sep. 16th, 2016|04:30 am]
Лев Оборин
[Tags|, , , , , , , , ]

В эпоху жежешечки, по которой мне хочется ностальгировать, как сургутским бабусям по Советскому Союзу, людям бесплатно давали сабж. Да, у каждого был сабж! В нем можно было тонко пошутить или задать неверное ожидание, которое эффектно разрушалось дальнейшим текстом. А можно было вообще написать все, что нужно, в сабже, а ниже добавить: «Сабж». А в фейсбуке — выкусите хрен.

У вас чешется на месте сабжа? Возникают фантомные боли? (Для меня это еще как-то связано с тем, что американцы чаще дают стихотворениям название, а русские прикрывают их тремя звездочками, но все же тут другое. Посты — это проза.)

***
Из статьи о вологодских поэтах:

«И потому так легко читающему шагнуть вслед за Евленьей Виноградовой на новогоднюю улицу, где уже „ошкурен сочный мандарин“, вспомнить начало зимы („А помнишь, первый снег слетел, как сала шмат на сковородку?“)»

***
Одно из имманентных свойств концептуального искусства — а акционизм «Войны» к нему относится — мышление оппозициями, переворачиванием. Любовь к Путину и Володину можно трактовать как продолжение художественной стратегии: перерадикалить радикалов, того же Павленского. Параллельно этот жест может использоваться для внушения себе сильных чувств — выступление против освоенного и насквозь знакомого контекста (вам никогда не хотелось захайдить в фейсбуке всяческие беззубые проклятия и натужные остроты после очередных людоедских инфоповодов?). В этот момент привычка к переворачиванию и может привести в апологеты Путина. И у человека либо напрочь отключается критика собственных действий, либо он таким образом подтверждает свое выдающееся хладнокровие. В случае с Воротниковым можно было бы предполагать именно второй вариант, несмотря даже на дикие бытовые обстоятельства (в разговоре с Волчеком он подтверждает стремление действовать по правилам своей арт-группы, то есть речь не идет о приспособленчестве). Все это в любом случае довольно грустно, но вполне возможно, что взгляды Воротникова когда-то снова развернутся на 180 градусов.

***


***
Все ругают подлую «Гражданскую платформу», а Петя решил за нее голосовать, потому что он любит ездить на поездах.

***
— Видишь, Петя, — говорю я, — эта улица называется Горбуновская.
— Это, наверное, потому что Конек-Горбунок, — отвечает Петя.
— А тебе нравится Конек-Горбунок? Хочешь, я тебе сегодня его почитаю?
— Нет, мне он нравится не по книжке.
— А как? По мультику?
— Нет. Мне он нравится по причине.
— По какой причине?
— По причине красоты, — отвечает Петя.

***
Вайфай библиотеки Достоевского блокирует статью поэта Алейникова о Довлатове под названием «Добрый великан из старой сказки», так как она относится к категории «вредные привычки».

***
Хорошее эссе о великом стихотворении Фроста — с реконструкциями того, что мог бы написать Фрост, если бы имел в виду то, что имеют в виду его интерпретаторы (и трогательным подчеркиванием неконгениальности этих реконструкций)

***
Goodnight Moon



***
Дебютирую на «Горьком». Одиннадцать тысяч ссылок!

***
Петю интересуют монахи и песня «Братец Яков». Часто он просит поставить себе вот этот клип.
Побывав на днях в Троице-Сергиевой лавре, где из притвора выплывали благообразные черноризые старцы, Петя задал вопрос, приличествующий юному натуралисту:
— А где монах ест?
А сейчас он бегал по дому, завернувшись в простыню, пока ему не посулили сливы. Петя тут же закончил игру со словами:
— Когда дают сливы, монах раскрывается.



***
Новая Петина угроза:
— Иначе превратишься в Московскую область.

***
«Револьвер да зубная щетка — вот и все, что нам понадобится», — говорит Шерлок Холмс, отправляясь с Уотсоном на дело.
А зубной порошок? Холмс!

***
Ставим на плиту сразу два чайника; почему-то отчетливо напоминает ковбойскую стрельбу из двух револьверов.

***


***
Продолжаю читать Циолковского; Циолковский предлагает всю поверхность мирового океана покрыть плотами, на которых будут жить и выращивать себе еду люди (население Земли к этому времени составит 400 миллиардов человек), непокрытыми останутся только «каналы для судоходства».

«Что может дать это регулирование и это завоевание океанов? Во-первых, водные животные, не получая солнца, должны исчезнуть или сократиться до минимума: большое нравственное удовлетворение, ибо прекратятся страдания существ от хищных рыб, птиц и зверей, которые делают водные обиталища адом».


***
«В 1571 году служащий канцелярии Гродненского земского суда написал для своих будущих преемников „Не потреба тут ничого писат“. Позднее надпись была зачеркнута и отмечена другой фразой: „Але мне, што писал — насрат“»

(Википедия, статья «Западнорусский язык»)
Link3 |комментируйте

Джен Хэдфилд [Sep. 16th, 2016|04:06 am]
Лев Оборин
[Tags|]

(перевел во время русско-шотландского семинара в Москве)

ГУЛКАЯ ЛОДКА

Темень уже под стать
настоящей ночи. Дети
играют на Гулкой Лодке —
ксилофоне, в который
был превращен старый йол —
вертко ходивший в суровом
море, он оперился
с легкостью, в одночасье
стал инструментом,
ночью сочащим
эти сырые ноты.
Его медные трубки
подогнаны точно по
ширине: в середине
ноты глуше, и два ручейка,
повышаясь в тоне, взбегают
к корме и носу, к высшей
ноте брештука —
точки, в которой борта
вливаются в штевень.
Что такое живет в этом месте,
что вещи мгновенно
доцветаются до своей
подлинной сути?
Инструмент — это лодка,
ноты незвонки,
неяркие диски
детских налобных фонариков
вьются над медью трубок.
Может, мы слышали, как
в бухте плескались тюлени,
отвечая на хлоп-
ки ладоней девчонок.
Вряд ли они ревели
на свой заунывный манер —
это "здесь" было миром —
не даются в руки слова,
их эхо расходится
йодлем сквозь время.
Можно было бы не писать,
но пора было ехать.


(оригинал здесь.)
Linkкомментируйте

(no subject) [Sep. 4th, 2016|07:29 pm]
Лев Оборин
[Tags|]

***
Клеть подфонарная, крашеная давненько, краска на гранях повытерлась — сколько в тебе седоков, каково их квантовое состояние? Медики с нессессерами не советуют высунуть нос — по улицам тянет морозцем лимнологической катастрофы. Черный шумный всхлип из-за окон, предвестие обморока битломанок, которому не случиться. Как выуженный из будущего Траволта, на пустой безвоздушной улице озирается Джек Потрошитель.
Linkкомментируйте

Четыре песни августа [Sep. 2nd, 2016|10:35 pm]
Лев Оборин
[Tags|, , ]







Linkкомментируйте

(no subject) [Sep. 2nd, 2016|11:39 am]
Лев Оборин
[Tags|]

***
Электричка въезжает в столицу — силовые линии денег, натянутые по стране, ближе к центру сгущаются, выдавая наличие крупной массы. Дома стоят вдоль линеек, деления призрачны, неравномерны, все шоссе рублевские. Электричка нейтральна: в левой части уравнения грохот и пыль, в правой части в пешей доступности станция Лось.
Linkкомментируйте

(no subject) [Sep. 2nd, 2016|11:38 am]
Лев Оборин
[Tags|]

***
Календарь определяет и бытие и сознание: замечательно, что вчера не было знаков старения в кронах деревьев, гриб по-иному рос, в движении насекомых не было признаков доживания. Рукотворные вещи чуть выше в соревновании за путевку на четверых в идеальный мир. Вот ветряк нарасхват: помогает по геометрии, готовит к полетам, катает воздушных детей, что подставили — отсекает. Вот забор из металла — не любят, но уважают, он граница и здесь утвердился. Вот жидкость для розжига — неумолима, как нечистая совесть. Даже лопнувшая банка консервов — теневая торговля, миграция населения, и карающая рука урбаниста не понимает, что подписалась на роль зимы.
Linkкомментируйте

(no subject) [Aug. 29th, 2016|04:11 pm]
Лев Оборин
[Tags|]

ЦИННА

не был ли я близнецом
друга, который сегодня
в сумраке, стоя между
псом и волчицей,
звал меня пировать —

вином соблазнял медвяным,
заманивал хлебом с тмином,
равеннской спаржей,
розовую султанку
взвешивал на весах, —

не был ли я, с асцедентом
в Весах, близнецом его, тайным
плодом Аврелии? — только
не чтил я Марса,
и молчат Близнецы —

больно, больно —
передо мною люди,
не знающие размеров,
в руках не державшие свитка,
не обученные письму, —

гибну, совпавший не мыслью,
не звездной картой, а лишь
именем, как в известной
комедии Плавта —

что за бешеная комедия,
непрошеное камео,
оставьте, клянусь Каменами,
мои стихи не дурны
Linkкомментируйте

Родная речь, вопросы и задания [Aug. 15th, 2016|05:41 am]
Лев Оборин
[Tags|]

                          Андрею Черкасову



  ***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***
Link2 |комментируйте

Воздух, рецензии [Aug. 3rd, 2016|02:23 am]
Лев Оборин
[Tags|, , ]

Выложен «Воздух» № 1’2016 (Галина Рымбу, Ирина Шостаковская, Лида Юсупова, Екатерина Соколова, Кирилл Корчагин, Станислав Львовский, Николай Звягинцев, Янис Синайко, Александр Авербух, Владимир Аристов, Андрей Сен-Сеньков, Мария Степанова, Ольга Машинец, Дмитрий Дейч, Михайло Григорив, Леннарт Шёгрен, Шамшад Абдуллаев о Хамдаме Закирове и многое другое).

Как обычно, вывешиваю ниже свои рецензии из номера.

Полина Барскова, Наталья Горбаневская, Григорий Кружков, Мария СтепановаCollapse )


Также в номере можно прочитать рецензию на переведенную мной книгу стихов Юстыны Баргельской.
Linkкомментируйте

(no subject) [Aug. 3rd, 2016|12:33 am]
Лев Оборин
[Tags|]

***
В Спеколе, где мертвые из воска
учат жизни по своим кускам,
есть одна прозрачная желёзка,
выделкой подобная богам.

Формою она напоминает
самый славный зубчик чеснока.
Небо над Флоренцией не знает,
что ее боятся облака.

Млечным камнем древнего колодца
так лежит, забыв родство свое.
В теле человека не найдется
ни задач, ни места для нее.
Link1|комментируйте

(no subject) [Aug. 2nd, 2016|01:58 pm]
Лев Оборин
[Tags|]

***
Едешь ли летом на дачу к друзьям
там оператор всегда друян
в домиках чувствуется рука
федора хитрука

Сладким румянцевским голоском
фирменным вицинским лебезком
воздух подкатывает к ушам
птиц несет, лягушат

Сытыми жвалами водит паук
в магнитофоне иглс поют
что бы и впрямь не остаться тут
если все сходит с рук?

Шарик с избушкой и снежной крупой
что в электричке продал слепой
рабский продукт сопредельных стран
будет твой талисман

Шарик с избушкой который разбить
травы увянут умолкнут дрозды
пусть треугольники кровель снег
впитывают во сне

Спать — обитателям и дворам
вписанным в перечень диорам
корпус четыре второй этаж
двадцать седьмой стеллаж
Link1|комментируйте

(no subject) [Aug. 2nd, 2016|12:24 am]
Лев Оборин
[Tags|]

***
Обезьяны метнули бисер так удачно,
что он сложился в свинью.

Пусть фигуры подкручены,
правила отменены,
случай отправлен в отпуск за собственный счет —

смысл отыщется в констелляциях павших бусин.
Когда разойдутся
флювиогляциальные отложения под нажимом
красно-синих карандашей,
красно-синих магнитов,

отзовутся рудные катышки,
укроют себя музеем,
высунет голову из галактической пущи
созвездие кабана.
Linkкомментируйте

(no subject) [Aug. 1st, 2016|09:27 pm]
Лев Оборин
[Tags|]

***
Спаси пространство
из-под наноса
улиц, деревьев, домов

Занимательный физик,
выдерни скатерть
не тронув ландшафт стола —

бутылки, вилки —
фокус для первоклассников;
выдерни мантию
из-под земли.

Что с ней делать?
Видишь, еще дрожит
координатная сетка,

Не желая быть
драпировкой, повисшей
в твоей руке.

Как объяснить
геодезическим линиям,
чья карьера загублена,

что они свободны
и спасены?
Linkкомментируйте

Четыре песни июля [Jul. 31st, 2016|03:45 pm]
Лев Оборин
[Tags|, , ]







Linkкомментируйте

Несколько фейсбучных заметок [Jul. 17th, 2016|06:23 pm]
Лев Оборин
[Tags|, , , , , ]

Интересно о буме английских переводов классической китайской поэзии.

***
В Цюрихе не смог устоять перед этим.



***

Цюрих, изнанка автобусной остановки

Изнанка автобусной остановки


***
Выпуск программы «Тем временем» с Александром Архангельским, посвященный обсуждению учебника «Поэзия» и вообще преподаванию поэзии; участвуют: Михаил Павловец, Мария Степанова, Лев Оборин, Игорь Шайтанов, Алексей Алехин, Марина Бородицкая.



***
Вот Ницше падающего подтолкнул,
а падающий упал и отжался,
ночью в комнату Ницше пробрался
и одеяло ему подоткнул.

***
Бумага, в которую все это время была обернута книга Арона Гуревича «Культура и общество средневековой Европы глазами современников», оказалась зарплатной ведомостью Быковского авиаремонтного завода за 1992 год
Бумага, в которую все это время была обернута книга Арона Гуревича &quot;Культура и общество средневековой Европы глазами современников&quot;, оказалась зарплатной ведомостью Быковского авиаремонтного завода за 1992 год


***
Придумал шутку «диванные психоаналитики», прогуглил и понял, что ее употребляют на полном серьезе

***
Петя впервые осознанно смотрит футбол. Болеет за французов, потому что находит их красивыми, а судью называет судьбой.
— А в розовом — это судьба, — говорит.

***
Это уже было в Симпсонах и у Хайдеггера

***
Написал во сне поэму «Лилия». Забыл напрочь. Помню только, что она о том, как вмешательство из будущего спасает человека от участи быть убитым. И еще там замешаны какие-то звери.

***
Сел в метро — со мной села разнополая компания подростков лет пятнадцати, обсуждающих, кто как матерится. Кто прикольно, а кто как лох.
Вышел на Арбатской — они тоже вышли. Прошел метров 500 — смотрю, опять они.
Ну не в Новое же литературное обозрение они идут.

***
Приятная находка в случайном антикварном магазинчике Сергиева Посада, в одном помещении со смесителями и унитазами. Поэт, издатель, знакомец Мандельштама и Волошина

Приятная находка в случайном антикварном магазинчике Сергиева Посада, в одном помещении со смесителями и унитазами. Поэт, издатель, знакомец Мандельштама и Волошина



***
Чеширский карп

Чеширский карп
Linkкомментируйте

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]